Любая деятельность НКО признается политической

Опубликовано

Любая деятельность НКО признается политической

Вчера, 20 апреля, Минюст России включил мурманскую областную общественную организацию «Кольский экологический центр» в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Организация стала 158-й в списке НКО-иноагентов.

Причиной внесения в реестр стало решение Управления Минюста по Мурманской области, которое провело плановую проверку организации за период с 2014 по 2016 год.

По словам члена организации, ее бывшего руководителя Юрия Иванова, с 2016 года организация не получала иностранных грантов, но наличие иностранного финансирования в 2014 и в 2015 годах хватило для того, чтобы найти в организации признаки политической деятельности.

К ним Управление Минюста по Мурманской области, отнесло буквально все мероприятия, проведенные организацией.

Признаки политической деятельности

В 2015 году организация сотрудничала с Комитетом по Природопользованию региональной Думы, природоохранной прокуратурой и администрациями муниципалитетов для выработки рекомендаций властям по обращению с ядерными отходами. В рамках проекта НКО устраивала образовательные поездки для журналистов, распространяла доклады.

Организация выступала с заявлениями против продления срока эксплуатации четвертого реактора Кольской атомной станции, а также с заявлениями в поддержку экологических НКО, выполняющих функции иностранных агентов.

«Постоянный контакт и лоббирование, совещания и семинары, ознакомительные поездки» - все это направлено, по мнению Минюста, на «расширение участия в принятии решений в отношении вывода из эксплуатации атомных станций».

Отдельной строкой было отмечено участие организации, вместе с другими НКО, в работе над докладом, посвященному советам по адаптации НКО в случае причисления их к статусу иностранного агента.

Минюст решил, что нельзя было анализировать работу некоммерческих организаций в условиях действия нового законодательства. И, конечно же, ни в коем случае нельзя было отправлять обращения в различные ведомства по вопросу создания в Мурманской области ООПТ на полуостровах Средний и Рыбачий в Мурманской области.

Общественные слушания не для общественности

Дважды в 2016 году члены «Кольского экологического центра», который уже не имел иностранного финансирования, принимали участие в общественных слушаниях на Кольской АЭС в рамках государственной экологической экспертизы. При этом, сообщает Минюст, «устав НКО не подразумевает проведение экологической экспертизы».

Хочется отметить, что устав организации, который внимательно изучало ведомство, размещен на сайте организации; а среди целей из задач, описанных в документе, в том числе, значится «проведение общественной экологической экспертизы».

«Во-первых, наш устав подразумевает проведение общественной экологической экспертизы, но в 2016 году мы ее вообще не проводили. Мы просто присутствовали на общественных слушаниях в рамках государственной экологической экспертизы. Нам даже выступить там не удалось», - рассказал Юрий Иванов в интервью «Беллоне.Ру».

Возникает закономерный вопрос, если участие в общественных слушаниях является политической деятельностью, то для чего эти слушания вообще нужны? Общественные обсуждения проекта обязательны по закону при проведении государственной экологической экспертизы. Но если общественность приходит на эти слушания, то, по мнению мурманского Минюста, участвует в политической деятельности?

Признаки политической деятельности были найдены даже в участии представителей организации в форуме по вопросам традиционного рыболовства в рамках культурного фестиваля «Териберка – новая жизнь», поскольку в нем принимали участие и региональные чиновники.

«НКО принимала участие в подготовке и проведении различных мероприятий, организуемых исполнительными органами государственной власти Мурманской области и органами местного самоуправления», - говорит вердикт Минюста.

«Вне зависимости от формы участия в политической деятельности некоммерческая организация воздействует, в том числе путем привлечения к участию в проводимых мероприятиях представителей органов власти с целью публичного обсуждения вопросов их деятельности на принятие государственными органами решений и проводимую ими государственную политику, а также имеет публичный резонанс и привлечение внимания со стороны государственного аппарата и гражданского общества», - говорится в акте проверки Минюста (орфография и пунктуация сохранены).

Выводы напрашиваются довольно печальные. Смысл деятельности экологических организаций, по большому счету, заключается в том, чтобы указывать на существующие проблемы, говорить о них и предлагать пути их решения. Получается, что сам смысл деятельности экологических НКО искусственно превращен в политический.

Бессмысленно обсуждать проекты в области ядерной и радиационной безопасности, например, без представителей Росатома. В чем смысл брошюр и докладов по экологическим проблемам, если их нельзя распространять? Как заниматься экологическими проблемами региона, если к их обсуждению нельзя пригласить представителей власти - людей, принимающих решения, а также нельзя выступать на мероприятиях, устраиваемых чиновниками?

«Признаки политической деятельности, которые Минюст нашел у нашей организации, просто абсурдны. У меня складывается впечатление, что сейчас ведомство любую деятельность относит к политической», - считает Юрий Иванов.













Комментарии

Ещё нет комментариев. Станьте первым!

© Цитирование материалов сайта допускается при активной гиперссылке на страницу с текстом цитирования, чётко различимой по цвету от остального материала страницы.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru