Работать над собой, учиться быть счастливым

Опубликовано

 

Интервью с бывшей кандалакшанкой, успешным сегодня бизнес-тренером, попалось на глаза случайно. В потоке областных новостей как-то особо не выделялось, но в поисковике всё же высветилось… Публикуем этот материал по первоисточнику. Может, кому душу «согреет» вложенной туда идеей – побороться за своё счастье. И во время чтения наверняка заметите знакомые вам «реалии», упомянутые собеседницей.

 

«Если человеку некомфортно чувствовать себя дикарём, то он будет работать над собой» (Наталья Грэйс).

Удивительное дело – жить в эпоху глобализации, когда пять звёзд в любом уголке мира подразумевают стандартный набор благ цивилизации. А герой утреннего шоу на федеральном канале, случайно попавший в поле вашего зрения, уже к полудню может стать вашим другом в социальных сетях, а вечером мило болтать с вами по телефону, обсуждая детали интервью.

 

Именно так произошло моё знакомство с Натальей Грэйс. Я увидела её по телевизору, сидя на диване с чашкой кофе. Разговор шёл о счастье. О тотальной неудовлетворённости людей своим местом в жизни и работой. Наталья, моложавая женщина с очень живой мимикой и взъерошенными волосами, быстро давала рецепты успеха. Надо же, подумала я про себя, она ещё и 15 книг на эту тему написала. Но каково было моё изумление, когда я, порывшись в Интернете, обнаружила, что Грэйс – наша землячка, из Кандалакши. Любопытно, люди, которые учат других личностному росту, сами-то довольны своей судьбой или нет? Вот, собственно, об этом я и спросила Наталью Грэйс – писателя и бизнес-тренера, обещающего своим последователям крылья любого размера.

 

- В своей автобиографии вы очень коротко описываете детство в Кандалакше. Но как раз этот период наиболее интересен. Кто ваши родители? Что вам дал Север? 

- Моя мама – врач-кардиолог. Она долгое время заведовала кардиологическим отделением центральной районной больницы. Училась мама в Ставрополе. Всегда была отличницей, в служении медицине проявляла полнейшее бескорыстие и колоссальную самоотдачу. Из детства хорошо помню аптечный запах от маминой одежды и её, склонившуюся ночью над столом, на котором – ворох электрокардиограмм.

Отец всю жизнь отработал на Кандалакшском алюминиевом заводе. Он трудился посменно, поскольку электролиз алюминия требует непрерывности процесса. Папа сильно недосыпал, нарушение режима на протяжении многих лет сильно сказалось на его здоровье. Он – заядлый книголюб, человек редкой эрудиции, умеющий пошутить, душа компании. Несколько лет назад родители переехали ко мне в Петербург.

Я никогда не думала в детстве о «желании вырваться» с Севера. Мне не понятны разговоры о скуке в провинции, да и, признаться, я никогда не считала мой родной город провинциальным или в чём-то ограниченным. Я вела насыщенную внутреннюю жизнь, и, вероятно, поэтому меня мало интересовали развлечения, нехватки которых я не ощущала. Я занималась игрой на скрипке, а в старших классах брала уроки гитары. Посещала секцию натурбана – катание на санях на натуральных трассах. Часто ездила со спортивным лагерем по всей территории бывшего СССР. Мой тренер – Килин Евгений Алексеевич много сделал для закалки и формирования моего характера. Больше всего мне запомнился 23-километровый кросс на жаре. Хотелось только одного: остановиться и пойти пешком! Сейчас я понимаю, что спорт дал мне невероятно много: выносливость и физическую силу, закалил меня, научил совершать действия, ведущие к победе.

Я очень люблю наш лес, его насыщенный еловый аромат и песчаные тропы. Дом, в котором мы жили с родителями и сестрёнкой, стоял на берегу реки Нива, у моста, ведущего к лесу. Чай дома мы заваривали только из родниковой воды. И мне не хватает этого ощущения студёного ключа в ладонях. Звуки, запахи и воздух леса я вспоминаю с упоением. Они создали своеобразную «палитру» моих чувств и ощущений, которая служит для меня эталоном того, как должно быть.

 

Мы ездили в поморские сёла, рассекали на моторных лодках водную гладь между островами. В детстве я часто бегала по дороге к заливу и смотрела со скалы на горизонт Белого моря. Сейчас я назвала бы это медитацией в могучем пространстве Севера. Природа родного края и общение с ней дали мне особенную силу. Это связь с родной землёй, которая питает тебя всю жизнь.

 

- Всесторонне одарённый ребёнок, отличница. Одним словом, перфекционистка. И вдруг признание, что годы учёбы в институте потрачены зря... в голове не укладывается. 

- Я не считаю, что университетские годы потрачены зря. Хотя, безусловно, если бы я увидела и осознала свою звезду в раннем детстве, отрочество и юношеские годы можно было провести куда более плодотворно. Дело в том, что самопоиск – сложнейшая вещь на земле. Далеко не все вещи о моих отношениях с профессией, трудом и карьерой я могу озвучивать и обсуждать. Это вещи очень тонкие.

 

Порой, чтобы осознать, что ты разочарован в том или ином занятии, надо для начала его постичь и отчасти пройти. К тому же, моя личная неудовлетворённость подтолкнула меня к разработке методики профориентации, над которой я трудилась больше десяти лет. Это один из плодов моей жизни. Результатами я делюсь на сайте www.proforientation.ru, где в свободном доступе выложены многие материалы, которые будут полезны в самоопределении.

 

- Вы могли лечить тело, а стали «вправлять мозги», учить людей быть счастливыми. А сами вы довольны своей жизнью? 

- Знаете, свою жизнь я считаю безусловной ценностью, со всеми её особенностями, поворотами на пути и испытаниями. Своей жизнью я однозначно довольна и всегда стараюсь помнить о том, что Бог дал мне родителей, друзей, близких и множество содержательных встреч с замечательными людьми. Мне намного интереснее учиться чему-то самой, чем учить. Я не считаю, что учу кого-то или вправляю мозги. Я просто делюсь тем, что чувствую и переживаю в данный момент времени. Если кому-то это нравится - пусть впитывает. Если не нравится, я как-нибудь переживу. Моя жизнь наполнена размышлением, чтением, саморазвитием. Мне нравится общаться с художниками и рисовать маслом по холсту. Некоторое время назад меня увлекла работа с горячей эмалью на меди. Я выпекаю в высокотемпературной печи портреты великих людей. Это помогает мне глубже прочувствовать их уникальные характеры. Уже во взрослом возрасте я начала учиться играть на трубе. Любовью к духовым инструментам меня заразил мой учитель скрипки Виктор Сергеевич Дмитриев. Он руководил оркестром и умел играть на всех духовых инструментах, что поражало моё воображение. Как можно быть недовольной жизнью в наше время, время неограниченных возможностей? Мы можем путешествовать, учиться, осваивать новое, работать не только в наёмном секторе, но и в предпринимательстве, пробовать себя в разных видах творчества в любом возрасте. Несчастлив только лентяй. Разве нет?

 

- Написать 15 книг – это не шутка. А ещё вы пишете стихи. Наверняка есть и другие таланты. Кстати, Грэйс – это настоящая фамилия или псевдоним? 

- Что касается стихотворений, иногда они представляются мне самым ценным из всего созданного, потому что это концентрат чувства, а не только смысла. Недавно вышел небольшим тиражом «Белый сборник», а в последние месяцы меня увлекло чтение стихотворений под музыку. Короткие ролики выложены на Ютубе и на моей странице «ВКонтакте».

 

Стихотворному творчеству я посвятила отдельный сайт www.stihigreis.ru. Грэйс – моя фамилия по паспорту. Означает она – «грация, красота, милосердие, милость...» и ещё много всего хорошего. Я согласна, она очень удачно звучит как псевдоним. Меня часто об этом спрашивают.

 

- Наталья, зачем современному человеку нужен тренер? Неужели мы разучились сами принимать решение? Почему вдруг возникла потребность учиться быть счастливыми и богатыми, в то время как наши родители обходились без чужих советов?

- Ваш вопрос многокомпонентный. Тренер или коуч, наставник нужен не каждому человеку, как не каждому нужен репетитор или врач. Только вы сами можете определить, почувствовать в какой-то период жизни необходимость в наставнике. Иногда совершенно необходимо, чтобы другой человек посмотрел не предвзято на проблему со стороны, помог структурировать мысли. Лично я несколько раз обращалась к психологам иногда с целью понять их методы работы, иногда с вполне конкретными вопросами, в поисках оптимального решения ситуации. И профессионалы приносили мне пользу. Не нужно считать себя компетентным во всех вопросах, в том числе в вопросах счастья или финансового благополучия. В России принято использовать друзей в качестве жилетки и просить совета у тех, кто порой не компетентен советовать. Например, разве может наёмный рабочий научить такого же работника быть бизнесменом? Нужен коуч-бизнесмен.

 

- Что в вашем понимании провинциальность? Есть ли она в жителях Мурманской области и надо ли от неё избавляться? 

- Под провинциальностью обычно понимают некоторую неотёсанность в манере поведения, неумение держать себя в обществе, одеваться со вкусом и говорить без провинциального акцента. Всё зависит от задач. Если человеку некомфортно чувствовать себя дикарём, то он будет работать над собой. Если же он чувствует свою органичность, колорит, как Есенин в косоворотке, зачем меняться? Безусловно, столичные жители припудрены некоторым снобизмом, они усмехаются, слыша окающую или акающую речь, провинциальные слова и неправильные ударения. Это даже не провинциальность, а культура речи как таковая, которая порой у провинциального жителя может оказаться выше, чем у москвича. Россия огромна, особенности того или иного края могут быть очень вариативны, и никто не сказал, что всем должно равняться на Петербург или Москву. Людям всегда было свойственно акцентировать любые отличия от большинства, что само по себе неверно. Питерцы смеются над московскими «бордюрами», а москвичи - над питерскими «поребриками».

 

- Мы сейчас столкнулись с проблемой старения населения. Молодёжь, как и вы в своё время, уезжает учиться в Москву и Питер, там и остаётся. Неужели успех возможен только в больших городах? Или «где родился – там и пригодился»?

- Миграция населения с окраин в крупные города будет всегда. Кто-то остаётся на родной земле, а кого-то тянет к столичным вузам и культурным ценностям. У меня, например, есть хобби – посещать дома-музеи великих людей. Их невероятно много в Москве: дом-музей Даля, Шаляпина, Цветаевой, Пастернака, Окуджавы, Чуковского... Чтобы увидеть дома-музеи Фриды Кало, Троцкого, Диего Риверы, мне пришлось слетать в Мехико. В Питере мне дороги места в Царском Селе, комнатка Пушкина в лицее, квартира-музей Ахматовой, Достоевского...

 

Понятно, что в маленьких городах не так много подобных мест, но там есть другие ценности, связанные с природными памятниками, которые имеют иной колорит, просто другой по своей сути. Чего стоят одни лабиринты на Кольском полуострове. Для кого-то это просто сложенные улиткой камни для ловли рыбы, а для меня это места силы, особой энергетики.

 

Ульяна Фатеева

Источник: http://murmansk.mk.ru













Комментарии

Ещё нет комментариев. Станьте первым!

© Цитирование материалов сайта допускается при активной гиперссылке на страницу с текстом цитирования, чётко различимой по цвету от остального материала страницы.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru