Поморы вышли на защиту своей реки. Варзугу патрулируют общественные инспекторы

Опубликовано

Поморы вышли на защиту своей реки. Варзугу патрулируют общественные инспекторы

К защите реки Варзуги от браконьеров приступили общественные инспекторы. Они помогают представителям закона выявить нарушителей. Если эта инициатива даст хорошие результаты - такие дружины могут появиться и на других реках Мурманской области. Репортаж наших корреспондентов с Терского берега.

Дарья Монастырева, корреспондент ТВ-21: «Историк-краевед Алексей Киселев однажды сказал: «Варзуга для Кольского края, все равно, что Волга для России». После Поноя – это крупнейшая река Мурманской области. Она берет свое начало в центре полуострова, протекает с севера на юг и впадает в Белое море».

Варзуга - кормилица, богатейшая семужная река. Так отзываются о ней рыбаки. Живописная природа Терского берега, почтенная Варзуга - село со старинными деревянными церквями - все это манит сюда туристов со всей России.

Рыбаки с грустью вспоминают прошлые времена. Сейчас рыбы практически нет. Виной тому, браконьерство. Причем, не промышленных объемов. Зачастую нарушители - обычные туристы - сами не понимают, какой вред наносят. Валерий Иркашев всю жизнь живет в Варзуге, но такого безрыбья не припомнит.

Валерий Иркашев, председатель правления фонда «Мурманский лосось»: «Я считаю, из-за чего сильно упала популяции в Варзуге: люди говорят - мы не браконьеры, мы поймали только две ры
бки. Поймали. А если их проходит по реке 10 тысяч? 20 тысяч?»

Семга появляется на свет в реке, где и проводит первые два года жизни. Затем она отправляется в море, где быстро набирает массу. А спустя еще 4 года взрослая особь возвращается в родную реку, чтобы обзавестись потомством.

Раньше лов на нерестилищах был строжайше запрещен. Даже наши предки, не обладая научными сведениями, четко понимали: рыбу, которая идет на нерест ловить нельзя. Баба Люда живет в поселке на берегу Варзуги всю жизнь, она не понимает: как так получилось, что люди перестали уважать природу? В прежние времена - когда рыба шла на нерест, в церквях в колокола не звонили, чтобы не испугать».

Людмила Богданова: «А сейчас рыба на нерест, а лодок десятками, рыба не знает куда ей рвануться».

Олег Суткайтис, директор Баренц-отделения Всемирного фонда дикой природы: «Мы видим - эта уникальная река находится в стадии деградации. Боимся перейти к точке невозврата, когда вернуться будет невозможно».

Сейчас на Варзуге трудится всего несколько государственных инспекторов. Очевидно, ресурсов не хватает. В качестве эксперимента к ним присоединились общественные дружины. У них нет широких полномочий, но они также патрулируют реку и сообщают о нарушениях.

Такие бригады формируются в основном из местных жителей. Это очень важно. Ведь кто, как не помор знает все секреты своей же реки? В рамках проекта в прошлом сезоне было проведено 50 совместных рейдов, выявлено 40 браконьеров. В этом году работа продолжилась. В планах - получить финансирование на реализацию шестилетнего проекта. Именно такой цикл жизни атлантического лосося.

Олег Суткайтис, директор Баренц-отделения Всемирного фонда дикой природы: «Придется подождать, тут ничего не поделаешь. 6 лет это минимум. К сожалению, все наши результаты нельзя получить завтра. Такая у нас работа».

Общественные инспекции уже действуют в некоторых регионах. Благодаря круглосуточным патрулированиям - удалось спасти и умножить популяцию лосося на реке, которая находится на Дальнем Востоке. Для этого потребовались усилия 70 добровольцев. На Варзуге сейчас вместе с государственными инспекторами - трудится 10 человек.

 

 

 

 













Комментарии

Ещё нет комментариев. Станьте первым!

© Цитирование материалов сайта допускается при активной гиперссылке на страницу с текстом цитирования, чётко различимой по цвету от остального материала страницы.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru